Свободная
энциклопедия

Монастыри Карелии и Петр Великий

Монастыри Карелии и Петр Великий
Юрьегорской монастырь. Бодэ А.Б. [12]

Принятые в правление Петра Великого новые жесткие законы, сломавшие традиционные отношения государства и Церкви, неизбежно привели к печальным последствиям для монастырей Карелии. Постепенное сокращение размеров братских и сестринских общин и расстройство внутренней монастырской жизни – главные из них.

Категория события (сражение, основание города, выборы и др.): монастыри Карелии при Петре I.
Место действия: Республика Карелия.
Масштаб события (региональное, федеральное, общемировое): региональное.

Новое «монастырское» законодательство Редактировать

Государственная политика в отношении монастырей радикально поменялась при Петре Великом, полагавшем, что монашество к началу столетия «развратилось» и его нужно направить на истинный путь с помощью суровых ограничений и запретов. На долгие десятилетия главным законом для монашества стало «Прибавление к Духовному регламенту» (1722 г.), которое детально регламентировало монастырскую жизнь1. Устройство пустыней-скитов запрещалось, а существование монастырей с небольшими общинами (менее 30 человек) не рекомендовалось. Именной петровский указ от 28 января 1723 года требовал составить реестры тех, кто уже успел принять монашеские обеты, и «впредь отнюдь никого не постригать»2. Вакантные места, появлявшиеся после смерти чернецов, Петр Великий, не симпатизировавший монахам, предлагал заполнять «престарелыми и увечными солдатами». Таким образом, действовавшие монастыри становились своеобразными богадельнями-госпиталями для воевавшей страны. Исключение из строгих правил делалось только для инвалидов-военных, «священников и диаконов вдовых, желающих монашества»3. Монастыри должны были приносить практическую пользу для общества.

Сокращение численности монахов Редактировать

В первой четверти XVIII века на территории современной Республики Карелия существовали не менее 26 монастырей4. После выхода петровских запретительных указов братские общины не пополнялись новыми пострижениками, и монашеские обители постепенно вымирали. В конце правления Петра Великого в Палеостровском монастыре жили 32 монаха, Муромском – 20, Клименецком – 27. Это были наиболее населенные обители на Онежском озере. Наименьшее число чернецов подвизалось в Спасской Вашеостровской пустыни – 4 человека преклонного возраста и в Петропавловской Соломенской пустыни, стоявшей в окрестностях Петровских заводов – 3 простых монаха (т.е. без сана священника)5.

Малые размеры братских общин и отсутствие в них иеромонахов (монахов-священников) делали невозможной литургическую жизнь в монашеских обителях6. Положенные по уставу богослужения в монастырских церквах совершали по очереди священники приходских церквей Олонецкого уезда7.

Незаконные постриги Редактировать

В условиях постепенного сокращения численности монахов вынужденной «спасительной» мерой для карельских монастырей стали незаконные постриги8. При проверке, проведенной уже после смерти Петра Великого, выяснилось, что в ряде местных обителях находились «неуказнопостриженные» (т.е. те, кто принял постриг без особого разрешения духовных и светских властей): в Юрьегорском монастыре – 8, Палеостровском – 7, Вашеостровской и Сяндемской пустынях – по два монаха, Важеозерской Задне-Никифоровской, Соломенской и Сунорецкой – по одному9.

Потеря самостоятельности Редактировать

Александр Свирский

Малые обители Карелии с небольшими братскими общинами согласно «Прибавлению к Духовному регламенту» теряли самостоятельный статус и приписывались к более крупным монастырям: Александро-Свирскому, Троицкому Клименецкому, Успенскому Муромскому10. Это было вынужденной и единственной, но часто малоэффективной мерой их спасения от полного разорения и опустения. Монахов не хватало, поэтому в приписанные монастыри отправлялись миряне – штатные служители и наемные работники. Большие расстояния и плохие дороги становились серьезными препятствиями для использования земельных угодий приписанных обителей. В лучшем случае их пашня и сенокосы отдавались за незначительную плату в аренду местному населению, в худшем – полностью выпадали из сельскохозяйственного оборота. Приписанные обители, за исключением тех, что располагались недалеко от монастыря-патрона, оставались без пристального контроля за своими обитателями и земельными угодьями.

Расстройство монашеской жизни Редактировать

Несмотря на строгий законодательный запрет скитаться, «беспутно волочащиеся» монахи беспрепятственно переходили из одной обители в другую, зачастую с фальшивыми документами. Бродяжничество, блуд, воровство и пьянство – вот за что их наказывали чаще всего11. Дошедшие до нас документы – челобитные, «допросные речи», «тетради для записи наказаний» – по своей природе, причине своего возникновения, отражают только негативные явления повседневной монашеской жизни Петровской эпохи. Тем не менее они убедительно свидетельствуют о серьёзных проблемах в монастырской среде в крае в конце первой четверти XVIII века.

Источники
  1. ПСЗРИ. Собрание первое. Т. 6. № 4022. http://nlr.ru/e-res/law_r/coll.php?part=1
  2. ПСЗРИ. Собрание первое. Т. 7. № 4151. http://nlr.ru/e-res/law_r/coll.php?part=1
  3. ПСЗРИ. Собрание первое. Т. 7. № 4672. http://nlr.ru/e-res/law_r/coll.php?part=1
  4. Кожевникова Ю. Н. Монастыри и монашество Олонецкой епархии во второй половине XVIII – начале ХХ века. Петрозаводск, 2009. -
  5. Кожевникова Ю. Н. "Монастырское" законодательство Петра I и монашество Олонецкого уезда в первой половине XVIII века // Ученые записки Петрозаводского государственного университета. Общественные и гуманитарные науки. Петрозаводск, 2019. № 2. С. 81–84. http://uchzap.petrsu.ru/files/redaktor_pdf/1551342999.pdf
  6. Например, см.: Кожевникова Ю. Н. Пять веков истории. Благовещенская Яшезерская пустынь. Петрозаводск, 2014. С. 108–109. http://www.kirjazh.spb.ru/biblio/jashozero.pdf
  7. Архив СПбИИ РАН. Ф. 3. Оп. 1. Д. 14/1. Л. 90; Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего Синода. СПб., 1910. Т. 14. Стб. 76–77. -
  8. Кожевникова Ю. Н. Троицкий Юрьегорский монастырь в эпоху церковных реформ: незаконные постриги в монашество в 20-30-е гг. XVIII в. // Особо охраняемые природные территории в XXI веке: современное состояние и перспективы развития: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Петрозаводск, 2011. С. 367–370. http://yukozhevnikova.blogspot.com/p/2030-xviii.html
  9. Кожевникова Ю. Н. "Монастырское" законодательство Петра I и монашество Олонецкого уезда в первой половине XVIII века // Ученые записки Петрозаводского государственного университета. Общественные и гуманитарные науки. Петрозаводск, 2019. № 2. С. 81–84. http://uchzap.petrsu.ru/files/redaktor_pdf/1551342999.pdf
  10. Кожевникова Ю. Н. Монастыри и монашество Олонецкой епархии во второй половине XVIII – начале ХХ века. Петрозаводск, 2009. -
  11. Архив СПбИИ РАН. Ф. 3. Оп. 1. Д. 10/68; Кожевникова Ю. Н. Пять веков истории. Благовещенская Яшезерская пустынь. Петрозаводск, 2014. С. 85, 93–95. http://www.kirjazh.spb.ru/biblio/jashozero.pdf
  12. ТРОИЦКАЯ ЦЕРКОВЬ НА ЮРЬЕВОЙ ГОРЕ http://kenozerjelive.ru/bode-jurgora.html
blog comments powered by Disqus