Свободная
энциклопедия

Монастыри при советской власти

Монастыри при советской власти
Палеостровский монастырь при советской власти

После установления советской власти размеренная монастырская жизнь была прервана. Согласно «Декрету о земле» владения монашеских обителей были национализированы. В закрытых монастырях создавались «образцовые» советские хозяйства, которые, однако влачили жалкое существование и перестали существовать к концу 1920-х годов.

Категория события (сражение, основание города, выборы и др.): монастыри при советской власти.
Место действия: Республика Карелия.
Масштаб события (региональное, федеральное, общемировое): региональное.

Новые законы Редактировать

После установления советской власти размеренная монастырская жизнь была прервана. Согласно «Декрету о земле» владения монашеских обителей были национализированы. В закрытых монастырях создавались «образцовые» советские хозяйства, которые, однако влачили жалкое существование и перестали существовать к концу 1920-х годов. Добротные постройки некоторых монастырей использовались под социальные учреждения – инвалидные и детские дома, летние лагеря, психиатрические больницы; другие были заброшены и постепенно исчезали с лица земли.

Советская власть не принимала отдельных законов о ликвидации института монашества. На основании «Декрета о земле», утвержденного 8 ноября 1917 года, все владения православных монастырей как крупных собственников-помещиков, безвозмездно передавались «в исключительное пользование государства или общин, в зависимости от размера и значения их»1. Основной закон о социализации земли, обнародованный 4 марта 1918 года, позволял монашествующим частично сохранять налаженные монастырские хозяйства путем создания на их основе трудовых артелей и коммун со своими уставами2.

Закрытие монастырей и национализация их Редактировать

Накануне революционных событий в Олонецкой и Петрозаводской епархии действовали 14 самостоятельных монастырей (9 мужских и 5 женских). Весной 1918 года начался процесс их закрытия и экспроприации принадлежавшего им имущества, которое объявлялось принадлежащим всему народу. В ходе аграрной реформы монастырские земли были национализированы и переданы в ведение местных земельных отделов, страдавших от нехватки квалифицированных специалистов. При этом полная и достоверная информация о реквизированных монастырских хозяйствах отсутствовала, что порождало на местах безнаказанное воровство и произвол со стороны государственных органов. К началу 1919 года уездные исполнительные комитеты закрывают большую часть монастырей края3.

Создание трудовых коммун Редактировать

Монашествующие стремились сохранить свои общины в непривычных для них условиях, поэтому продолжали жить и трудиться в трудовых коммунах и артелях, образованных в ликвидированных монастырях.

Поначалу новая власть не препятствовала стихийному преобразованию монашеских обителей в коллективные хозяйства. На местах отсутствовало четкое отношение к таким сообществам. Осенью 1919 года ситуация меняется. Наркоматы юстиции и земледелия направили губернским и уездным земельным отделам циркуляр. В нем предлагалось различать религиозные организации, не имевшие юридического права на наделение землей и инвентарем, от советских хозяйств, которые стали подвергаться тщательной «чистке от монашествующего элемента». Из-за острого дефицита добросовестных работников, однако, приходилось на первое время оставлять монахов-«тунеядцев», хорошо знавших местные условия жизни и умевших вести привычное хозяйство.

На военном положении Редактировать

Яшезерская пустынь в советское время

На территории советской Карелии с лета 1918 года до начала 1920 года активно велись военные действия между белофинскими войсками и частями Красной Армии. Монашеские обители с их съестными припасами рассматривались новой властью как бесплатные источники необходимого провианта для красноармейцев. Хозяйства нескольких монастырей, где размещались солдаты – мужских Палеостровского и Александро-Свирского монастырей, женской Сяндемской пустыни – оказались разорены и разграблены4. В районе вооружённых столкновений оказалась Андрусова пустынь в восточном Приладожье, где в апреле 1919 года начался знаменитый «олонецкий поход» трёх батальонов финских и карельских «добровольцев», движимых идеей Великой Финляндии5.

Изъятие монастырских ценностей в помощь голодающим

В 1922 году проводилась масштабная акция по изъятию ценностей из монастырей и приходских церквей под прикрытием демагогического лозунга о помощи многочисленным жертвам страшного голода, обрушившегося на Поволжье, Казахстан, Украину и Урал. Предполагалось отбирать вещи, не имевшие историко-художественного значения. Церковная утварь из золота и серебра старше 1725 года передавалась в центральные и провинциальные музеи. Отсутствие грамотных и опытных музейных экспертов в Карелии приводило к многочисленным ошибкам, безвозвратной утрате важных памятников. Несколько десятков серебряных вещей, попавших в Петрозаводский краеведческий музей из монастырей, позднее были всё же переданы в Фонд индустриализации и переплавлены как «не имеющие исторической и художественной ценности»6. Из Андрусовой пустыни вместе с вещами из драгметалла была вывезена ее святыня – позолоченный серебряный ковчежец с частицами мощей святого Адриана Ондрусовского7.

«Монастырские» совхозы Редактировать

«Монастырские» совхозы, получившие неплохое наследство от монашествующих в виде разработанных пахотных и сенокосных земель, построек и домашнего скота, влачили жалкое существование и не играли никакой роли в сельскохозяйственном производстве советской Карелии. Они так не и смогли обходиться без регулярного государственного субсидирования. «Образцовые» хозяйства, организованные в разоренных монастырях Олонецкой епархии, только «бесполезно поглощали средства государства»8. Небрежное отношение наемных работников к бывшему монастырскому имуществу, их недобросовестность, нехватка грамотных специалистов и почти полное отсутствие финансовой отчетности привели к быстрому расстройству налаженных монахами хозяйственных систем.

В начале 1920-х годов в крае действовали семь совхозов, организованных в ликвидированных обителях: Яшезерский, Клименецкий, Александро-Свирский имени Карла Маркса, Сяндемский имени Ленина, Задне-Никифоровский имени Зиновьева, Муромский, Паданский имени Середы10. В 1922 году продолжали действовать только три «монастырских» совхоза – Андрусовский, Сяндемский и Задне-Никифоровский. До конца 1920-х годов они также перестали существовать.

Судьбы ликвидированных монастырей Редактировать

Заброшенные постройки бывших монастырей постепенно исчезали с лица земли, их усадьбы зарастали кустарником и деревьями11. Полностью были уничтожены комплексы Сяндемской пустыни, Кирико-Иулиттинского и Введенского Паданского монастырей. В Андрусовой пустыни варварски взорвали каменный Никольский храм – уникальный для Карелии исторический памятник средневекового зодчества, переживший все катастрофы XVII и XVIII веков. На территории Клименецкого монастыря уцелела в обезображенном виде единственная каменная церковь, построенная на средства императрицы Елизаветы Петровны. От Муромского монастыря, где в послевоенные годы располагался дом инвалидов, к концу ХХ века остались остовы двух церквей и разрушенный братский корпус. В Яшезерской пустыни сохранились в руинированном состоянии каменный Преображенский храм, лишенный колокольни, и часть ограды с двумя надвратными корпусами. В постройках Задне-Никифоровской пустыни долгие годы размещалась психиатрическая лечебница.

Источники
  1. Декреты Советской власти. М., 1957. Т. 1. С. 17. http://elib.shpl.ru/ru/nodes/9457-dekrety-sovetskoy-vlasti-m-1957-1997
  2. Декреты Советской власти. М., 1957. Т. 1. С. 407. http://elib.shpl.ru/ru/nodes/9457-dekrety-sovetskoy-vlasti-m-1957-1997
  3. Басова Н. А. Русская Православная Церковь в Карелии в 1917–1941 гг.: Дис. … канд. ист. наук. Петрозаводск, 2006. -
  4. Пулькин М. В., Захарова О. А., Жуков А. Ю. Православие в Карелии (XV – первая треть ХХ в.). Петрозаводск, 1999. С. 149; Басова Н. А. Русская Православная Церковь в Карелии в 1917–1941 гг.: Дис. … канд. ист. наук. Петрозаводск, 2006. С. 77. -
  5. Мусаев В. И. Россия и Финляндия: миграционные контакты и положение диаспор (конец XIX в. – 1930-е гг.). СПб., 2007. С. 224. -
  6. Капуста Л. И. Рака Александра Свирского (история монастырской реликвии XVII века) // Вестник КГКМ. Петрозаводск, 2006. Вып. 5. С. 84. -
  7. НА РК. Ф. Р-473. Оп. 1. Д. 2а. Л. 21–21 об. -
  8. Басова Н. А. Русская Православная Церковь в Карелии в 1917–1941 гг.: Дис. … канд. ист. наук. Петрозаводск, 2006; Кожевникова Ю. Н. Пять веков истории. Благовещенская Яшезерская пустынь. Петрозаводск, 2014. С. 230–237. http://www.kirjazh.spb.ru/biblio/jashozero.pdf
  9. Кожевникова Ю. Н. Николаевская Андрусова пустынь. XVI–XX вв. Петрозаводск, 2017. С. 301–313. -
  10. НА РК. Ф. Р-108. Оп. 1. Д. 12/125. Л. 1. -
  11. Кожевникова Ю. Н. Историческая судьба монастырей Олонецкой епархии в ХХ веке // VI Валаамские образовательные чтения "Последствия 1917 г. для Церкви, народа и России. Попытки обретения утраченного: к столетию революции в России" (19-21 мая 2017 г., Валаам). М., 2018. С. 75–81. -