Свободная
энциклопедия

Монастыри в начале ХХ века

Монастыри в начале ХХ века
Александро-Свирский монастырь. Фото Романа Ларина [12]

В начале ХХ века в пределах Олонецкой и Петрозаводской епархии действовали четырнадцать самостоятельных монастырей. Они продолжали оставаться важными духовными центрами края. Их святыни и основатели, канонизированные Церковью, глубоко почитались верующими.

Категория события (сражение, основание города, выборы и др.): монастыри в начале ХХ века.
Место действия: Республика Карелия.
Масштаб события (региональное, федеральное, общемировое): региональное.

Численность монастырей и монашества Редактировать

Монастыри в начале ХХ века

В начале ХХ века в пределах Олонецкой и Петрозаводской епархии находилось четырнадцать самостоятельных монастырей. Братские общины в мужских обителях, за редким исключением, не отличались большими размерами; женские монастыри, наоборот, были переполнены. В 1914 году в крае насчитывалось 445 монашествующих, из них 315 монахинь и послушниц1. Монашеские обители постоянно принимали паломников и оказывали помощь странникам; участвовали в содержании епархиальных духовно-учебных заведений; в их стенах проводились миссионерские курсы для мирян.

Источники доходов монастырей Редактировать

Основными источниками доходов монастырей Карелии были несущественные казенные субсидии; проценты с монастырских капиталов, которые в целом увеличивались год от года; коммерческая деятельность, выражавшаяся в сдаче в аренду местному населению земель, мельниц, озерных и речных тоней; монастырское хозяйство, традиционно включавшее земледелие, скотоводство и рыболовство. Суровый климат Карелии и малоразвитая агрокультура не позволяли монахам достичь значительных урожаев, поэтому своего хлеба для прокормления братии и приходивших на богомолье паломников обычно не хватало. Ключевую роль в пополнении монастырской казны играли сборы пожертвований2. Достаток монастыря напрямую зависел от личных качеств настоятеля и его способностей найти постоянных и влиятельных благотворителей и жертвователей.

Монастыри – духовные центры края Редактировать

Монастыри постоянно и тесно были связаны с важнейшими сторонами жизни мирского населения. Они оставались значимыми духовными центрами Карелии, что ярко проявлялось в прочных традициях паломничества к монастырским святыням и почитании их святых основателей, канонизированных Русской Православной Церковью – преподобных Адриана Ондрусовского, Ионы Яшезерского, Корнилия Палеостровского, Ионы Клименецкого, Афанасия Сяндемского, Лазаря Муромского, Никифора и Геннадия Важеозерских.

Адриан Ондрусовский

Монастыри всегда были открыты и доступны для паломников и странников. На богомолье отправлялись представители всех сословий: дворяне, купцы, духовенство, мещане и, конечно же, крестьяне, составлявшие более 90% населения Олонецкой губернии. Паломники прибывали в монастыри для личных молитв у избранной святыни или «по обету» круглый год, особенно в продолжение Великого и Петрова постов, во время престольных праздников, сопровождавшихся проведением крестных ходов со святынями, в установленные Церковью специальные дни памяти монахов-основателей.

В начале ХХ века излюбленными местами паломничества жителей Карелии были Александро-Свирский монастырь и Задне-Никифоровская Важеозерская пустынь. В них сохранялись традиции старчества, заложенные в первой половине XIX века иеросхимонахом Феодором (Софроновым)3 из первого поколения учеников преподобного Паисия Величковского и пострижеником афонского Пантакратовского монастыря схимонахом Игнатием Важеозерским4. Оба старца воспитали учеников, которые в последующее время окормляли монашескую братию и духовных чад из мирян.

Просветительская деятельность монастырей Редактировать

В некоторых монастырях края в начале ХХ века действовали начальные школы грамоты или церковно-приходские школы для крестьянских детей (Введенский Паданский, Александро-Свирский, Клименецкий); проводились «антираскольнические» миссионерские курсы для мирян5. Помимо этого, все монастыри в обязательном порядке делали ежегодные взносы на содержание епархиальных учебных заведений6.

Воспитательно-исправительные учреждения Редактировать

Монастыри служили своеобразным местом отбывания епархиальным духовенством особых церковных наказаний (епитимии) за совершенные грехи. Таковыми были «гнусный пьянственный порок», совершение краж и неумышленных убийств, прелюбодейство, которое приравнивалось к тяжким уголовным преступлениям. Ссылка в монастыри «под отеческий особенный надзор отца настоятеля» отличалась от гражданских тюрем гуманным отношением к наказуемому, и «карательный» момент присутствовал в ней минимально. Епитимия подразумевала непременное посещение всех богослужений и совершение многократных земных поклонов в церкви; участие «в монастырских трудах» и скудное питание епитимийца7.

Недостатки монастырской жизни Редактировать

В начале ХХ века в адрес монастырей звучали нарекания и едкая критика. Первый Всероссийский монашеский съезд, проходивший в 1909 году в Троице-Сергиевой лавре, выработал обширную программу для искоренения пороков, бытовавших в среде монашества. Представителем Олонецкой епархии на этом съезде был архимандрит Агафангел (Амосов) из Александро-Свирского монастыря8. Накануне его отъезда в лавру настоятели и настоятельницы местных монастырей рассуждали о том, как «поднять современное монашество на должную высоту»9. Ректор Олонецкой духовной семинарии архимандрит Никодим (Кононов) призывал монахов к аскетическим подвигам. Все сошлись во мнении о необходимости строго придерживаться общежительного устава, насколько это возможно усиливать монашескую дисциплину и развивать важный институт старчества.

Заметная часть монастырей края находилась в сложном положении, переживая настоящий кризис в хозяйственной и духовной жизни. Частое перемещение братии из одной обители в другую, склонность иноков к винопитию и праздности, их невежество – таковы были распространённые недостатки монастырского быта, вскрывшиеся в ходе всеобщей епархиальной проверки 1906 года10.

Источники
  1. Обзор Олонецкой губернии за 1914 год. Петрозаводск, 1915. С. 90–91. http://elibrary.karelia.ru/book.shtml?levelID=039&id=10670&cType=1
  2. НАРК. Ф. 25. Оп. 1. Д. 85/22; Кожевникова Ю. Н. Николаевская Андрусова пустынь. XVI–XX вв. Петрозаводск, 2017. С. 238. http://www.kirjazh.spb.ru/biblio/andrus.pdf
  3. НА РК. Ф. 179. Оп. 1. Д. 4/179. Л. 1 об. – 2. -
  4. Сорокина Т. В. Старец Исайя (Софронов), в схиме Игнатий, возобновитель Спасо-Преображенской Задне-Никифоровской пустыни (1780–1852) // Подвижники благочестия Петрозаводской и Карельской епархии XVI–XX веков. Олонецкий патерик. Часть 2. Петрозаводск, 2009. С. 76–82. -
  5. Преобразование школы грамоты в церковно-приходскую в Климецком монастыре // ОЕВ. 1902. № 22. С. 736–737. https://xn--90ax2c.xn--p1ai/catalog/000200_000018_RU_NLR_DIGIT_119193/
  6. НА РК. Ф. 25. Оп. 8. Д. 18/8. Л. 298–305. -
  7. Кожевникова Ю. Н. Монастыри и монашество Олонецкой епархии во второй половине XVIII – начале ХХ в. Петрозаводск, 2009. -
  8. И. Б. В Александро-Свирском монастыре // ОГВ. 1909. № 55. http://ogv.karelia.ru/magview.shtml?id=2162
  9. И. Б. В Александро-Свирском монастыре // ОГВ. 1909. № 55. http://ogv.karelia.ru/magview.shtml?id=2162
  10. НАРК. Ф. 25. Оп. 1. Д. 85/22. -
  11. Кожевникова Ю. Н. Монастыри и монашество Олонецкой епархии во второй половине XVIII – начале ХХ в. Петрозаводск, 2009. С. 268. -
  12. Александро-Свирский монастырь https://vk.com/aleksandersvirsky