Свободная
энциклопедия

Море помор

Море помор
Поморы Русского Севера [1]

Это работа Воронова Антона - участника конкурса эссе о природе и истории Карелии, объявленного в мае 2019 года. Антон решил рассказать о своем путешествии по побережью Белого моря - родине своих предков.

Место: побережье Белого моря
Доступ к объекту (свободный/ограниченный): свободный
Дополнительно: эссе конкурса о природе и истории Карелии
Содержание

Море помор Редактировать

Через пару недель я перестану быть молодым. Нет, не так. Через пару недель я перестану быть молодым с точки зрения государства, мне исполнится тридцать один год. Безусловно, внутри я девятнадцатилетний пацан, мир вокруг всё ещё большой и интересный, голова полна идей и предложений, только когда резко встаю, в глазах мутнеет. Тридцатилетие – серьезное ментальное испытание для человека, повод определиться с ключевым в настоящем и подумать о целях в будущем. Мой последний год молодости подарил мне много важных событий и размышлений, но особое место в нем займет летнее путешествие к корням, ставшее для меня точкой самоидентификации, ставшее моей личной реконкистой.

Почти тридцать один год назад мне довелось родиться в семье карельских поморов, восемь поколений живущих на побережье Белого моря. Мое детство прошло в Беломорске, на берегу серого, недружелюбного моря. В окружении скудной и неприветливой природы, сильного ветра и холода. Посреди депрессивного моногорода русского Севера, оставшегося без производства в тяжелый для страны момент. Не лучшее место и время для детского веселья и беззаботности, как мне показалось. Моим родителям показалось так же, и мы переехали в Петрозаводск, но продолжили с завидной регулярностью посещать многочисленных родственников на Белом море. Эти визиты ни в детстве, ни в юности мне особо не нравились, и в какой-то момент поездки прекратились. Я начал жить жизнью с обычными заботами, радостями и печалями. Благодаря профессиональной деятельности я проехал всю Карелию: восхищался пейзажами Харлу, фотографировался на плитах Воттовары, играл в футбол против Дедов Морозов в Олонце, сплавлялся по весенней Шуе и ночевал под звездами в Паанаярви. Все последние годы я открывал мириады новых локаций, и везде мне было хорошо. Мне даже в Муезерском понравилось, хотя казалось бы… Я увидел Карелию во всем ее многообразии и утвердился в мысли, что никогда отсюда не уеду, что хочу жить и вырастить своих детей на этой земле. Земле, где каждому доброму русскому человеку дышится особенно свободно. Земле, где особенно ясно чувствуется связь с природой и миром.

И вот в тридцать лет, в поворотный момент жизни каждого человека, я решил, что неплохо было бы закрыть старые долги перед местом, где родился. Проехать по маршруту от Сороки до Колежмы, где в каждом маленьком поселке, если хорошенько поискать, будут мои роднородцы. Посмотреть на людей и узнать, чем они живут, снова увидеть почти стертые из памяти места и послушать истории. Поморское побережье – это место, откуда я пришел, через столько лет эмпирически я другой человек, и мне это нужно.

Вот с таким набором установок, взяв под одну руку супругу, а под другую теплую одежду, я отправился в такое важное путешествие. Моя дорога от поморской Сороки на восток огибала Белое море, изредка касаясь горизонтом большой воды. Грунтовая дорога в основном петляет через болота и глухую тайгу, но иногда приветствует путника табличками с названиями поселков. А названия такие, что глаза и уши радуются, каждое второе уникально и ни на что не похоже. Например, Вирма. Вир-ма. Звучное имя старинного села, в котором давным-давно были солеварни Соловецкого монастыря, где что сейчас, что полтысячи лет назад люди выходят и с надеждой смотрят на море. В центре села - фантастическая деревянная церковь Петра и Павла. Когда перечисляют главные памятники деревянного зодчества Карелии, несправедливо забывают про Вирменскую церковь. Глядя на неё, я невольно вижу: вот маленький я вижу деревянные купола на фоне закатного солнца из окна машины, проезжая мимо;вот Пасха, и всё побережье собирается на службу, и сильно пахнет ладаном.

Или, например, Сумский Посад. Посадские люди были центром поморского мира,ещё когда на Руси выдавали ярлыки монгольским ханам. Большая часть истории нашей республики, объективно самая важная торгово-промышленная точка на карте допетровской Карелии, известная всей древнерусской стране. Сотни лет истории, сотни лет людской жизни прямо у тебя под ногами. Династии, жившие тяжелым промыслом и воспитывающие каждое новое поколение на четких и понятных ценностях. Иногда эти посадские семьи дарили всему миру настоящих пассионариев, таких как Владимир Воронин, именем которого названы бухты и заливы на Новой земле, Земле Франца-Иосифа,в Антарктиде и черт знает где еще. Потому что поморскому парню, с малых ногтей выходившему в море, в то самое серое и неприветливое море из моего детства, было легко там, где другие ломались. Потому что сама природа Сумского посада лучше всего готовит полярных исследователей. Потому что полтысячи лет назад его предки делали тоже самое каждый месяц, чтобы выжить. Сейчас посадских людей осталось меньше двух сотен дворов, они продолжают выходить на большую воду и зарабатывать на жизнь благодаря морскому промыслу, пусть он и стал теперь более технологичным и индивидуальным.

Есть еще в тех краях не менее древние поморские села Колежма и Нюхча. С их многолетней историей противостояния, подарившие местному фольклору настоящие шекспировские сюжеты о возлюбленных, которые не могут быть вместе. И есть села, расположенные в отдаление от моря, но так же неразрывно с ним связанные: Лапино, Вирандозеро, Сумостров и Сумозеро. И еще есть тысячи безымянных ламбушек, раскиданных на карте к северу от побережья. И самые густые таежные леса, способные остановить даже холодный морской ветер. И бескрайние болота и топи на побережье, тысячи лет не позволяющие вырасти не одному дереву. В свой последний год молодости я всё это вспомнил, прочувствовал и принял как родное. Моя возвращение преобразило меня, и теперь как бы не была хороша Карелия во всем своем многообразии, это холодное и суровое место стало мне милее всего. Я  - карельский помор, и этого никто никогда у меня не отнимет, я соль от соли этой земли. Земли моих предков и земли моих потомков.

Общество всегда задавалось вопросом: «Для чего нужна история?». Ответ, который звучит обычно, дескать, она помогает не совершать ошибок прошлого в будущем, в корне неверный. История нелинейная, она уникальна для каждого народа и для каждой местности, она всегда очень сложна своими причинно-следственными связями и никогда не повторяется вновь. История нужна для самоидентификации человека в современном социально-культурном пространстве. Человек не может ходить по миру сам по себе, он обязательно откуда-то в этот мир пришел. До тридцати лет я бродил по миру как неприкаянный, смутно понимая это простую истину.

В свой последний год молодости я окончательно нашел себя, чтобы уверенно двигаться дальше.

Во мне море помор, я его часть и я его наследие. 

Источники
  1. Поморы Русского Севера http://oursociety.ru/publ/istorija_rossii/pomory_russkogo_severa/4-1-0-276
blog comments powered by Disqus